Берлин, 10.08.2016

Российская внешняя политика: Почему стоит задуматься о «серых лебедях»

Сабине Фишер
Сабине Фишер
Маргарете Кляйн
Маргарете Кляйн

Публикация немецкого Фонда науки и политики (SWP) под заголовком «Возможные сюрпризы. 11 направлений, по которым может пойти внешняя политика России» вызвала резкую критику. В этом интервью редакторы публикации Сабине Фишер (Sabine Fischer) и Маргарете Кляйн (Margarete Klein) объясняют цель этого исследования и использованные в нем методы.

Сборник статей «Возможные сюрпризы. 11 направлений, по которым может пойти внешняя политика России» вызвал достаточно резкую реакцию, прежде всего, со стороны русскоязычных СМИ. Вы этого ожидали?

Мы действительно ожидали более сильную реакцию чем та, которую мы обычно получаем на наши публикации. С одной стороны, это объясняется тем, что предмет исследования - внешняя политика России - очень политизирован и вызывает как в России, так и в Германии сильные эмоции. С другой стороны, метод, который мы выбрали для этой публикации, не очень часто используется, что увеличивает риск возникновения недоразумений.

Что это за метод?

Этот проект был упражнением в научном предвидении. В центре исследования было изучение так называемых «серых лебедей», то есть потенциальных кризисных событий, которые назревают в течение длительного периода, но не получают должного внимания на политическом уровне. Отправной точкой стало осознание того, что аннексия Крыма и российское военное вмешательство в Сирии застали врасплох политических деятелей и экспертов - и кстати, не только западных, но и российских. При этом эти события не возникли из ничего. Они, скорее, назревали годами до момента их кризисного проявления, но по разным причинам не были серьезно восприняты.

И поэтому Вы решили задуматься о событиях, которые могут привести к подобным сюрпризам в будущем?

Верно. При этом мы не выдумываем ничего не имеющих общего с реальностью ситуаций, а обнаруживаем уже существующие тенденции и экстраполируем их в будущее. Мы не можем предсказать, произойдут ли описанные ситуации именно в таком виде. Важно то, что они, в случае их воплощения в жизнь, будут иметь серьезные последствия для Германии и ЕС. Поэтому наука и политика должны заниматься этими и другими возможными сценариями, чтобы быть лучше подготовленными к развитию ситуации в будущем. Наша миссия состоит в том, чтобы расширить временные рамки наших размышлений о российской внешней политике, и при этом быть открытыми как для возможных негативных событий, так и для отправных точек к сотрудничеству. Этот метод может и должен применяться не только к России, но и к другим участникам международных отношений.

В чем преимущества этого метода?

Этот метод позволяет нам, основываясь на солидном фундаменте знаний и аргументов, включить будущее в наши размышления и, таким образом, пролить больше света на «универсум возможных вариантов», впрочем, конечно, не имея возможности когда-либо постичь его в полной мере. Такие размышления чрезвычайно важны в политической деятельности; как с точки зрения того, как способствовать развитию желательных событий, так и с точки зрения противостояния нежелательным.

Каковы его недостатки?

Мы прекрасно понимаем, что выбрав эти одиннадцать из бесконечного числа возможных событий, мы влияем на картину будущего. Поэтому метод применяется непреклонно строго: В статье раскрываются предположения авторов, статьи подверглись процессу отбора и неоднократно обсуждались и пересматривались экспертами SWP. Мы осознавали, что идем на некоторый риск как с точки зрения недопонимания, так и попыток инструментализировать высказанные нами предположения. Однако, мы считаем, что, используя такой подход, внесли наш вклад в ведение прозрачной, научно обоснованной дискуссии.

Каким образом Вы определили тематические направления сборника?

Исследование охватывает четыре тематических раздела: «ЕС», «Другие регионы», «Интернет, энергия и безопасность» и «Евразия», в каждом из которых две-три статьи. Мы не предопределяли эти направления. Они возникли в ходе общеинститутского «мозгового штурма». Но они, безусловно, отражают приоритеты российской внешней политики. Неудивительно, что большинство статей посвящены Евразии и ЕС, поскольку эти регионы особенно тесно взаимосвязаны с Россией. Также в сборнике присутствуют бывшая Югославия, Ближний Восток и Азия, однако не представлены Африка, Латинская Америка и Австралия – регионы, которые не характеризуются тесными связями с Россией. В четырех разделах описаны конкретные ситуации, в которых вероятность действий России особенно высока - либо потому, что Москва чувтсвует на себе давление, вынуждающее к действию, либо использует открывшиеся возможности.

Какие сценарии вызвали наиболее сильную реакцию?

На данный момент самое активное обсуждение развернулось вокруг сценария о Центральной Азии и России. В разработанном Себастианом Шиком сценарии в Казахстане и Таджикистане разворачивается борьба за власть на фоне нерешенного вопроса о преемнике на пост президента, чему следует политическое и военное вмешательство России. В нашем сценарии от российского правительства под руководством Алексея Кудрина, состоящего как из ориентированных на реформы технократов, так и силовиков – выходцев из вооруженных сил и спецслужб – в сторону Брюсселя и Берлина исходят противоречивые сигналы.

Как вы объясняете причины такой бурной реакции именно на эти сценарии?

Оба сценария опираются на дискуссии, которые уже долгое время ведутся в политических и экспертных сообществах внутри и за пределами региона. То есть, эти темы не новы. В то же время, политически, это сложные темы, которые затрагивают некоторые болезненные точки. Реакция на нашу публикацию из Центральной Азии демонстрирует как общее состояние неопределенности, вызванное нерешенным вопросом преемственности власти в высоко персонализированных авторитарных системах, так и опасение в отношении российского стремления к гегемонии в регионе. Непрозрачность политической системы России является плодородной почвой для периодически повторяющихся спекуляций о перестановках в правительстве и других кадровых изменениях. Одновременно, углубляющийся экономический кризис все больше побуждает политическое руководство России к действию. Это становится еще более актуальным в связи с предстоящими выборами в Государственную Думу в сентябре 2016 года и выборами президента весной 2018. Эта накаленная политическая ситуация способствует тому, что наш сценарий привлек к себе особое внимание.

Что Вы можете ответить Вашим критикам?

Мы еще раз подчеркиваем, что мы не исходим из того, что предложенные сценарии реализуются именно в таком виде. Нам важно обратить внимание на ситуации, которые могли бы возникнуть и привести к серьезным последствиям. В отличие от домыслов и догадок мы открыто демонстрируем отправные точки наших предположений и их возможные последствия, тем самым делая их доступными для критики. То, что наше «приглашение к критике» принимают, подтверждает наш подход. Конечно, критика также должна придерживаться научных стандартов.

Какой образ России отражает Ваше исследование?

Большинство статей исходит из преемственности российской внешней политики в том смысле, что Россия будет и впредь стремиться к роли великой державы в международных отношениях и своему превосходству в Евразии. Но мы не видим Россию участником международных отношений, имеющим генеральный план внешней политики. Россия – это, скорее, деятель с конкретными интересами, который систематически работает на расширение своих внешнеполитических возможностей. Однако, ее действия будут и в дальнейшем зависеть от внешних условий, на которые она имеет лишь ограниченное влияние.

Интервью вела Кандида Шплетт (Candida Splett), онлайн-редакция SWP

Рекомендуемая литература

Sabine Fischer, Margarete Klein (Hg.)

Conceivable Surprises

Eleven Possible Turns in Russia’s Foreign Policy

SWP Research Paper 2016/RP 10, Oktober 2016, 78 Seiten
Sabine Fischer, Margarete Klein (Hg.)

Denkbare Überraschungen

Elf Entwicklungen, die Russlands Außenpolitik nehmen könnte

SWP-Studie 2016/S 15, Juli 2016, 87 Seiten
 

SWP-Aktuell

Nicolai von Ondarza
Mehr als nur eine Personalentscheidung

Die nächste EU-Kommission braucht ein gemeinsames politisches Mandat


Peter Becker, Ronja Kempin
Die EU-Kommission als sicherheits- und verteidigungspolitische Akteurin

Möglichkeiten, Grenzen und Folgen der Europäisierung des Politikfelds


SWP-Studien

Marco Overhaus
Eine Frage der Glaubwürdigkeit

Konventionelle und nukleare Sicherheitszusagen der USA in Europa


Peter Becker
Ein neuer Haushalt für die EU

Die Verhandlungen über den mehrjährigen Finanzrahmen 2021–2027